Западный индивидуализм

Западный индивидуализм

«ВЫТЕСНИТЬ ДРУГИХ ДЛЯ ТОГО, ЧТОБЫ САМОМУ БЫТЬ ВЫТЕСНЕННЫМ» — вот в какую игру заставляют сегодня играть обывателя-индивидуала. И это — западный индивидуализм.

Россия, решившаяся попрать свое КОЛЛЕКТИВНОЕ ЕСТЕСТВО и вмонтироваться в западный ИНДИВИДУАЛИЗМ, потеряла практически всё. Или почти все. Потому что ИНДИВИДУАЛИЗМ на российской почве и в российском климате является инструментом для «вымораживания» жизни.

А что такое ИНДИВИДУАЛИЗМ?  Многие имеют о нем весьма приблизительное представление.

В Википедии сказано:

«Индивидуализм – это моральное и социальное мировоззрение, которое подчеркивает ИНДИВИДУАЛЬНУЮ СВОБОДУ, первостепенное ЗНАЧЕНИЕ ЛИЧНОСТИ, ЛИЧНУЮ НЕЗАВИСИМОСТЬ в рамках конституционного правопорядка.

Индивидуализм противопоставляет себя идее и практике подавления личности ОБЩЕСТВОМ или ГОСУДАРСТВОМ.

Индивидуализм — есть противоположность КОЛЛЕКТИВИЗМА и его разновидностей».[1]

А проповедники индивидуализма поясняют растерявшемуся обывателю, что с индивидуализмом далеко не все так просто:

«Индивидуализм, – говорят они, — это, конечно, личная свобода, когда ты делаешь все, что можешь. Но ты должен знать, что за свою инициативу ты несешь личную ответственность.

И, при этом, ты должен помнить о том, что индивидуалов много и поэтому каждый из них и все вместе, сговорившись, они могут выкинуть тебя из игры без выходного пособия, ликвидировав на корню все твои личные инициативы.

Если у тебя ничего не получается и тебя постигнет неудача – помни, что в этом виноват только ты сам. Значит, плохая была у тебя индивидуальность. А, может, в тебе чего-то не хватило, чтобы стать лучшей индивидуальностью. В своих недостатках ты можешь винить только себя».

Такое понимание индивидуализма дается современными средствами массовой информации. Системные противоречия запросто перекладывают на плечи несчастной человекоединицы, которая должна как-то извернуться и выпрыгнуть из собственной шкуры, чтобы высунуть нос над поверхностью бытия.

Постмодернистский индивидуализм – это форма общежития и, одновременно, способ жизни. Его суть хорошо выражена в телеиграх под названием «На чердаке» (Франция), «Слабое звено» (Англия, США, Россия), «Последний герой» (Англия, США, Россия), «Старший брат», а также «Дом-1», «Дом-2» и др.

Да и возникли такие телезабавы неспроста.  С их помощью публику вовлекают в новый алгоритм жизни, где общества уже нет, а есть только индивидуальность, до самой смерти борющаяся за свое место под солнцем, против всех.

Суть всех игр, как бы они ни назывались, одна и та же – проповедь индивидуализма.

Группа мужчин и женщин с неизвестным прошлым и туманным будущим должны включиться в ГОНКУ (она длится от часа до нескольких лет).

Наладив с группой вынужденные и временные отношения с нуля, индивидуум пытается выжить в агрессивной среде подсиживаний, предательства и всеобщего недоброжелательства.

Другие индивидуумы, которые также стараются выжить, понимают, что всем им суждено постепенно выйти из игры с нулевым результатом, а все деньги достанутся тому, кто будет быстрее всех крутиться, предавать и подсиживать.

Поэтому каждый из игроков все делает для того, чтобы другие вылетели из игры раньше, чем он.

Для того, чтобы выкидывать слабаков, игроки объединяются во временные союзы, которые распадаются после провокации.

«Союзы хороши лишь на то время, — пишет британский социолог З.Бауман в работе «Индивидуализированное общество», — пока они вам помогают идти вперед. Они становятся ненужными.., как только надобность в них отпадает. Из активов они превращаются в обязательства…».[2]

Если одиночке не удается объединиться с группой для того, чтобы «затравить другого», то он должен ждать, что «затравят» его самого. Причем, затравят те, кого он пощадил или не смог вовремя вытеснить.

Такова примерная схема социального нынешнего бытия, называемого «индивидуализмом».

Неотъемлемым побочным «продуктом» такого рода жизни становится ОДИНОЧЕСТВО.

Другой «побочный продукт» – это «чувство бессилия и беспокойства», порождающие «инстинктивное желание отказаться от своей индивидуальности.., растворившись во внешнем мире».[3] (Эрих Фромм).

Для этого идут на войну, в телохранители и охранники, становятся членами ОПГ или же продают свой труд крупным ИНДИВИДУАЛАМ и работают на них по 14-16 часов в сутки.

Получается, что РАБСТВО – ЭТО ОБОРОТНАЯ СТОРОНА ИНДИВИДУАЛИЗМА.

И в свете этого понимания, формула Аристотеля, — провозгласившего, что демократия является высшей точкой индивидуализма, когда осуществляется союз автономной власти и автономных граждан, — разлетается в пух и прах, потому что свобода последних перестает что-либо значить в тот момент, когда они попадают в сферу влияния крупных индивидуальных «тел».

И сегодня человечество, живущее в эпоху «аристотелевской модели», прекрасно понимает, что статус свободной человекоединицы чрезвычайно хлипок, ибо полностью зависит от аппетита того, кто хочет его поглотить.

Голос единицы

тоньше писка.

Кто её услышит? —

Разве жена!

И то,

если не на базаре,

а близко.

(В. Маяковский)

 Общество, начиная с 80-х годов 20 века, быстро и как-то очень скоропостижно скукожилось и умерло.  Оно погибло вместе с государством. Последнее слово на его похоронах произнесла Маргарет Тэтчер.

 «Нет такой вещи, как общество, — сказала она просто. – Есть отдельные мужчины и женщины!»

А что же вместо общества?

Игровая площадка. Команда игроков. Сет, раунд, кон…

Команда, создается исключительно на время игры, где каждый – только за себя.

Человек входит в команду с единственной целью —  чтобы всех обойти, выкинуть из игры и заработать свои миллионы.

Нынешний индивидуал использует команду исключительно как «средство передвижения» — то есть, откровенно паразитирует на ней.

Собственно говоря, паразитирует он на всем – на сексуальных «партнерах», на политике, на спорте, на искусстве, на экономике, на пороках…

Команда становится временным инструментом – очередной ступенькой, ведущей к власти.

В другом качестве команда не имеет абсолютно никакой ценности. Она не предполагает продуктивности коллективного действия. Для индивидуала-игрока команда – это средство для войны и сокрушения врагов, «рука миллионопалая, сжатая в один громящий кулак». (В.Маяковский)

Все результаты такой «партийной» деятельности в индивидуализме всегда достаются самому сильному индивидуалу. И никому другому. Все знают, что, в конце концов, в игре останется только один, который хапнет, заработанное всеми, и поднимется на более высокий уровень, чтобы вступить в игру уже там,  с более сильными «партнерами».

«12 негритят» Агаты Кристи – яркий символ такого способа жизни. Этот роман и был положен в основу всех современных игр. А последние стали рекламой «крысоловки», в которую загнали всех, слишком много думающих о себе, «крыс», страдающих непомерной амбициозностью, и, возомнивших себя ИНДИВИДУАЛЬНОСТЯМИ.

Горькую обиду им предложили заглушить самобичеванием и пониманием того, что …

«Мир власти является чем-то вроде блуждающего пятна света, куда попадают то одни, то другие – некоторые надолго, а некоторые всего на несколько секунд…» (В.Пелевин)

По правилам игры, действительно, так и получается — проигравший должен публично каяться, заявляя, что только ЕГО ЛИЧНЫЕ НЕДОСТАТКИ СТАЛИ ПРИЧИНОЙ ЕГО ЛИЧНОГО ЛИЧНОГО НЕСЧАСТЬЯ.

Примерно, такого покаяния западный мир требует сейчас от России и, конкретно, от её Президента В.Путина. Последний же не желает признавать проигрыша, в результате чего, Запад накладывает на Россию всё больше и больше санкций.

Но это вовсе не означает, что, если Россия признает собственную неудачу, то санкций не будет. В этой игре нет ни сострадания, ни обязательств. Как только Россия подожмется и ляжет – ей тут же дадут пинка.

Не правда ли, нам все это что-то напоминает? Гермес Трисмегист говорил, что «как вверху, так и внизу».

И вот МЫ ВИДИМ ВНИЗУ ОГРОМНОЕ ЧИСЛО ВОЮЩИХ И СКУЛЯЩИХ НЕУДАЧНИКОВ, КОТОРЫЕ НЕСУТ НА СВОИХ ПЛЕЧАХ ВИНУ ЗА СИСТЕМНЫЕ ГРЕХИ.

Это погорельцы из Ростова-на-Дону, бомжующие профессора, читающие на немецком Гёте и Шиллера, прыгающие с крыш подростки, понявшие, что из-за личной слабости у них нет будущего, рыдающие пенсионеры, которых сдают в пылающие дома престарелых, распятые на больничных койках неудачники-пешеходы, которых переехал более удачливый игрок российской команды…

Причина неудач всех этих людей – отсутствие личной силы.  Только перед ней веером раскрывается набор возможностей.

Одинокий  же дилетант, загнанный на чужое поле, и, вытянувшийся в ужасе перед лицом всесильного игрока, окруженного командой лично преданных ему рабов, – это уже не игрок, а жертва, предназначенная для заклания.

Именно так выглядит современный постмодернистский мир, с которого вытравили всю позолоту гуманизма.

А уж, если сильные игроки соберутся в ПАРТИЮ – в этот «единый ураган, из голосов спрессованный», что делать несчастному индивидуальному обывателю? Лечь на землю и горько плакать.

Потому что…«верховная власть – это самая сильная волчья стая, способная создать овцам больше всего проблем. Но это вовсе не значит, что она будет мешать охотиться другим волкам, поскольку другие волки чаще всего аффирмованы с ней тем или иным способом. Всё, что увидит овца в своей короткой жизни – это волчий пиар и клыки». (В.Пелевин. Ананасная вода для прекрасной дамы).

Сейчас мы видим перед собой мир, «созданный» усилиями сильных индивидуалов-одиночек, каждодневно занятых вытеснением друг друга с игровых полей разного уровня сложности.

И этот безобразный, ржавый, клацающий зубьями шестеренок и гусениц, едва работающий агрегат, создан только для того, чтобы удовлетворять аппетиты нескольких голодных индивидуальностей за счет одиноких рабов, не имеющих ни единой возможности сдвинуться со своего места.

«В этой игре, — пишет З.Бауман, — жалобы и сострадание равносильны самоубийству. Если вы уступаете остальным в жестокости… — они вас прикончат. Всегда выживает сильнейший».[5]

«ВЫТЕСНИТЬ ДРУГИХ ДЛЯ ТОГО, ЧТОБЫ САМОМУ БЫТЬ ВЫТЕСНЕННЫМ» — вот в какую игру заставляют сегодня играть обывателя-индивидуала.

И, если назвать вещи своими именами, то получается, что нынешний мир играет в весьма скверную игру под названием «утилизация общества». Следствием этой игры становится мощный расцвет агентств ритуальных услуг, быстрый рост кладбищ, а также платных медицинских услуг. Все это прекрасно вписывается в религию экологического сатанизма.

 

 

 

 

[1] https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%98%D0%BD%D0%B4%D0%B8%D0%B2%D0%B8%D0%B4%D1%83%D0%B0%D0%BB%D0%B8%D0%B7%D0%BC

[2] Зи́гмунт Ба́уман — британский социолог, профессор Лидского университета, известный своими исследованиями современного общества

[3] Erich Fromm,The Fear of Freedom, London:RoutLedge&Kegan Paul, 1960, p.23)

[4] Бессилие и беспокойство обывателей возникают в результате политики «дерегулирования», которую сегодня проводят государства. Они позволяют своим подданным играть в их собственные игры, но, при этом, отказываются нести за это ответственность, провоцируя, таким образом, хаос в социуме. Это новая форма власти, которая в качестве своего главного рычага использует дерегулирование. Это метод властвования, основанный на институте неуверенности и представлениях каждого человека о ненадежности бытия.

[5] З.Бауман.Индивидуализированное общество. М.: Логос, 2005.