Свобода приходит изнутри…

Свобода приходит изнутри

Настоящая же свобода начинается тогда, когда ощущение свободы переходит из разряда внешних признаков во внутреннюю реальность. Если такое самоощущение присутствует в каждом, то в этом случае, можно говорить о том, что народ созрел для всяческой свободы — в том числе, и для свободы внешней.

Я не работаю по 14 часов для того, чтобы что-то купить и привыкла довольствоваться необходимым. В любой момент я могу сорваться и уехать туда, куда захочу. В размышлениях стараюсь идти своим путем, конечно, не игнорируя того, что было наработано впереди идущими гениями («все мы карлики, стоящие на плечах великанов»).

СВОБОДНА ЛИ Я? Что я вообще могу сказать о свободе?

Прежде всего то, что это не социальная категория, а внутреннее мироощущение. Особенное, праздничное ощущение себя. Многие ли носят в себе этот праздник?

Посмотрите, в России полным полно физически свободных людей, которые имеют много денег и, при этом, вообще не работают. Вы думаете, что они свободны? Нет. Они связаны, как сказал бы В.Пелевин, дискурсом и гламуром. Их давят внутренние, психологические барьеры, которые трудно разрушить.

Сказанное о богачах, усугубляется в тысячи раз в отношении простых людей.

Получается, что повальное психическое рабство, мучающее современных людей — в их крови. Их не сковывают цепи. Кажется, что они свободно проявляют себя в бытовой жизни (например, могут позволить себе шастать по улицам с голой задницей или расцарапывать лица своих соперников маникюрными ножницами). Но, если подумать, то можно понять, что такое поведение, не свойственное в обычной жизни ни людям, ни даже животным, — вовсе не продиктовано внутренней свободой. Напротив, оно жёстко навязано им сверху.

В результете, люди, воображающие себя предельно свободными, в действительности, оказываются самыми мерзкими рабами, готовыми, не только рабски выполнять все предписания, идущие неизвестно из каких источников, но и с удовольствием «жевать чужие сопли».

Посмотрите, какую еду предлагают рабам в кулинарных программах. Так ведь и едят. Да еще считают себя, при этом, «аристократами». Плачут, а едят, как ела голодная чеховская кошка, огурцы в огороде.

И, если каждый ЧЕСТНО покопается в себе, то он поймет, о чем я говорю.

Настоящая же свобода начинается тогда, когда ощущение свободы переходит из разряда внешних признаков во внутреннюю реальность. Если такое самоощущение присутствует в каждом, то в этом случае, можно говорить о том, что народ созрел для всяческой свободы — в том числе, и для свободы внешней.

Но всему этому должно предшествовать широкое и долгое внешнее рабство. Оно есть сейчас и пришло время это осознать.

Получается, что бесполезно освобождать человека прямо сейчас, когда внутри у него сидит раб, боящийся потерять собственные цепи.

А, кроме того, если незрелому человеку, который несвободен внутри, дать внешнюю свободу несвоевременно, — то он будет расценивать ее как вседозволенность, как собственную исключительность, как право на преступление и скотскую жизнь. То есть, как право на саморазвал и выход из человеческой формы в форму звериную.

Всё это — проявления психической незрелости. И именно это произошло с теми, кому удалось дорваться до больших денег и власти. Деньги представляют собой большой соблазн и большую опасность. Когда они попадают в руки незрелым людям, последние превращают мир в пожарище.

Народ, который понимает свободу примитивно, отдельно от внутреннего жесточайшего закона — этот народ есть рабский народ. Поэтому, борясь за внешние проявления свободы, человек должен ОДНОВРЕМЕННО внутренне тестировать себя по этим вопросам. И понимать, что вначале должен быть ЗАКОН ВНУТРИ (собственноручно установленный ПРАВИЛЬНЫЙ закон, исключающий рвачество), внутренняя дисциплина, а уже потом — внешняя свобода.

Чем больше будет внутренней дисциплины — тем меньше потребуется жестких карающих законов. Идеал свободного общества лучше других описал Сведенборг. Он сказал, что в нем НИКТО НЕ ЛЮБИТ СЕБЯ, НО ВСЕ ЛЮБЯТ ДРУГИХ.

В таком обществе можно не бороться за собственное выживание и самовыражение, потому что этим озабочены все остальные. Такое общество, ценящее своих гениев, а не богачей, кажется нам сейчас нереальным. В нем все люди — братья, связанные уже не цепями (экономическими и юридическими), а чем-то иным.

Когда свободное общество станет реальностью — снова наступит «золотой век». Это произойдет, вероятно, в последнем тысячелетии, которое будет отведено современному человечеству до его окончательной трасформации во что-то другое.

А что будет с теми, кто не изменится? Известный философ, визионер и мистик М.Холл утверждал, что те, кто не смогут трансформироваться, будут выделены в побочное царство, вроде теперешних обезьян.

Другие материалы сайта:

Психологический эксперимент Дэвида Розенхана, который потряс весь мир…

Доходчиво о смысле жизни. Сверкающие пятки Бога