Мёртвое и живое

Мёртвое и живое
Мёртвое и живое

Мёртвые авангардисты

Чаще всего, художники становятся известными после своей смерти. Авангардисты решили умереть при жизни. Их картины – отражение распада того, что было когда-то человеческим миром.

Мёртвое и живое
Мёртвое и живое

Мёртвые отношения

— Почему я должен соглашаться на это? – спрашивает шантажируемый заказчика убийства.

— Да потому же, — отвечает тот, — почему осел идет вперед за висящей морковкой, потому что сзади – палка. Вот почему он идет вперед, а не назад.

(Диалог из пьесы  «Телефонный звонок» Фредерика Нотта, по которой в 1953г был снят психологический детектив Альфреда Хичкока «Ошибка Тони Вендиса»).

Мёртвое и живое
Мёртвое и живое

 

В.Пелевин сказал об этом более доходчиво:

 — Будешь работать клоуном у пидерасов…

— Но есть, наверное, и другие варианты?

— Есть. Если не захочешь работать клоуном у пидерасов – будешь работать пидерасом у клоунов.

И никакого угнетения, никакой жестокости – абсолютно никакого принуждения. Всё динамично, аккуратно и предельно ясно.

Складывается ситуация, когда «силовые приемы все больше уступают место «приемам влияния через среду».[1] И тогда  вместо жестокости появляются обезличенные «пороги стимулов», как в истории с собаками Павлова. Всё очень просто: зажглась лампочка – потекла слюна, выключилась – слюни высохли сами собой.

Для эффективного воздействия на «перципиента»  изобретаются специальные «перцептивные коды, рассчитанные относительно порогов насыщения. И в новых условиях даже старый «катарсис» превращается в «симулятивную гомеопатию».

 Мёртвое и живое

Мёртвая литература

Замысел нео-романа состоит в том, чтобы создать вокруг реальности вакуум. Для этого из литературы удаляется всякая психология, всякая субъективность и реальность превращается в стерильную объективность.

Нео-роман, — отмечает французский философ  Ж.Бодрийяр, — это «яростное стремление избавиться от смысла в тщательно воссозданной, слепой реальности».

Все нео-романы сегодня принято сводить к следствию и судебному разбирательству. Таким образом, любое художественное сочинение становится следствием по делу об убийстве смысла.

Читатель видит перед собой «мертвое тело» того, что некогда, очевидно, было литературным образом. Теперь оно расчленено на на фрагменты. Читателю же предлагается взять на себя роль то ли криминалиста, то ли патологоанатома, то ли легендарной  Исиды, пытавшейся собрать в один пазл раскиданные по всему миру части тела её мёртвого мужа Осириса, и сообразить, чем был когда-то этот конкретный обрывок плоти до смерти образа.

 «Такой «объективный» микроскопизм, — пишет Ж.Бодрийяр, — вызывает головокружение от реальности смерти».

Но некрофилы любят произведения Джойса, Набокова и Пруста, хотя мне кажется, что любовь эта, вымученная и навязанная. В наше время профессиональные критики и дилетанты «любят» определенных  авторов не из-за того, что у них к ним лежит сердце, а потому же, почему искусствоведы «любят» художников-авангардистов,  а обычные люди, не изменяясь в лице, работают клоунами у «пидерасов».  Причина одна – лампочка зажглась и побежала слюна…

Мёртвое и живое

Мёртвая репродуктивность

Любое воспроизведение сегодня происходит посредством почкования. Так обычно размножаются растения и примитивные организмы – от пресыщения они двоятся. Точно то же самое происходит с современным олигархатом, который, объевшись властью, стал олигополией.

Олигополия – это особое состояние власти, когда создаются два зеркала-полюса, отражающиеся друг в друге, и друг друга оправдывающие. Это система замкнутая, самодостаточная и ни в ком более не нуждающаяся. Поэтому  всё последнее время не смолкают разговоры о необходимости сокращения населения.

Система сообщающихся сосудов не только говорит о капсулировании власти, но и о начале её конца.

Следствием тенденции самоотражения в обыденной жизни стал феномен серийности.

Мёртвое и живое
Мёртвое и живое

Мёртвая информация

Серийность заняла прочное место в современном обществе. Дурное информативное множество при его скудном содержании заполняет жизнь обывателей с утра до вечера. Каждый день публика, созерцающая свои экраны, видит абсолютно одинаковые фильмы, разнящиеся микроскопическими деталями. Они не знают, что главным трендом в наши дни является слоган — «В скудости – сила!».

Вот таков он — нынешний закон бытия, который заложен в основание коммерческого товаро-творчества, занимающегося бесконечным делением одного-единственного образа на мельчайшие детали.

Всё началось с Малевича и его мистических «квадратов». С черным квадратом всё ясно –  он стал символом nigreto  (то есть, смерти). Другое его полотно – «Белое на белом», ставшее символом беспросветной жизни человечества, предопределило утверждение новой модели бытия. Отныне «творческой деятельностью» стало считаться размельчение целостного образа в пыль, а затем неторопливое погружение отдельно в каждую пылинку.

Мёртвое и живое
Малевик К. Телое на белом

После этого жизнь пошла хуже некуда, потому что все дни сделались одинаковыми, а нынешний год стал похож на прошлый. И, хотя, казалось бы, всё пространство наполнилось чем-то пёстрым до самых краёв, тем не менее, люди, как по команде, оделись в чёрное и сделались одинаковыми. Главной целью стал поиск супер-мельчайших отличий вчерашнего от сегодняшнего.

«Не чистое повторение, — сказал Ж.Бодрийяр, — а мельчайшее отклонение, минимальный зазор между двумя элементами».

Мёртвое и живое
Флэшмоб: «Из грязи — в грязь!»

 Мёртвые войны

«Человеческая история, — написал Достоевский в «Записках из Подполья», — скучное дело: вчера дрались, сегодня дерутся и завтра тоже будут драться!»

Сегодня народы продолжают драться так же, как и во времена Достоевского, но более мелко, локально и кроваво. Войны размножаются, подобно инфузориям, которые бессмысленно жрут, бессмысленно сливаются и бессмысленно делятся, обожравшись до предела.

Мёртвое и живое
Мёртвое и живое

«Знак размножается делением,  словно инфузория, — отмечает Ж.Бодрийяр в работе «Обмен и смерть». — Вместо того, чтобы собираться в целостную картину, мир распадается. Это и есть очарованность смертью или дополовым способом размножения. Так размножаются одноклеточные – цепь копий одной, порождающей модели. Чистая машинальность, которая отрицает выбор, сознание, любовь».

Слоганы нового времени: «Укрупняясь, мельчай…», «Мельчая, укрупняйся».

Погодная сводка: «Мельчало…»

Мертвая архитектура

Мёртвое и живое
Мёртвое и живое

Граффити стало той первой трещиной в постройке, после появления которой началось подавление архитектуры и ее разрушение. Вначале это был просто бунт негритянских парней из гетто, пачкающих стены домов в благоустроенных городах бессмысленными, неряшливыми  картинками. Со временем, бессмыслица стала не только новым словом в архитектуре, но и товаром.

Мёртвое и живое

Капитализм имеет мощный желудок – он переваривает всё. Он все делает товаром.

Что же касается до уличной пачкотни, то эта оригинальная отрыжка, этот уличный плевок, безобразящий стройную систему архитектурных сооружений, — хорошо вписался в новую террористическую модель жизнеустройства.

Мёртвое и живое

Граффити — это своеобразный террористический акт, взрыв бессмысленной ненависти – бунт знаков, взрывающий все смыслы изнутри.  

 Граффити не заботится об архитектуре. Граффити марает ее, пренебрегает ею, проходит сквозь нее. Граффити изрыгается, наползает рваными буквами на сознание людей и… побеждает. Бессмыслица побеждает смысл. Граффити уничтожает архитектуру.

Мёртвое и живое
Мёртвое и живое

Затем в города пришла мода на трехмерные рисунки, которые сделали мир еще более отчужденным и галлюцинаторным.

Мёртвое и живое
Мёртвое и живое

С помощью их в сумпермаркетах, на улицах и площадях были устроены псевдоловушки, окончательно прикончившие архитектуру.

Мёртвое и живое
Мёртвое и живое

Новые картины заполнили пространство несуществующими водопадами, провалами и призрачными людьми, сидящими на скамейках.

Мёртвое и живое
Мёртвое и живое

Мертвое, галлюцинаторное тело не только приобрело вид живого, но встало во весь рост и уже предъявляет права на собственную рельность.

Мёртвое и живое
Мёртвое и живое

И это при том, что во всем этом многообразии нет абсолютно никакого смысла, кроме одной единственной идеи, которая погубила мифологического Нарцисса, поглощенного собственным отражением.

Мёртвое и живое
Мёртвое и живое

Мертвый криминал

Криминал становится мёртвым сразу после того, как только он делается законным. «Вор в законе» — это нонсенс, символ мертвеющего мира, не способного справиться с болезнью.

Есть «криминал» и «криминал», — говорят сегодня. Разница между ними заключается в том, что один законный, а другой нет.

Криминал, амёбно раздвоившийся в себе, как американские башни-близнецы – с удовольствием смотрится в свое отражение, довольный своей смешной псевдо-борьбой. Он являет собой настоящий символ дуополии. Новые «близнецы», словно кэрролловские  Тра-ля-ля и Тру-ля-ля, постоянно ведут друг с другом потешные бои.

— Что ж, вздуем друг дружку? – спрашивает Тру-ля-ля.

— Пожалуй, — угрюмо отвечает Тра-ля-ля.

— Слегка подраться нам все же придется, — говорит Тру-ля-ля.

— Но я не настаиваю на долгой драке, – отвечает Тра-ля-ля. — Который теперь час?

Тра-ля-ля взглядывает на свои часы и говорит:

— Половина пятого…

— Подеремся часов до шести, а потом пообедаем, — предлагает Тру-ля-ля.

— Что ж, отвечает со вздохом Тра-ля-ля, — решено. А она [Алиса] пусть смотрит…

(Л.Кэрролл. Алиса в Зазеркалье)

 

Мёртвое и живое
Мёртвое и живое

Мёртвые ценности

Таковы вот сегодняшние ценности, которым учат детей в школе. Ценности, формирующие каркас, на котором крепится личность. Каковы ценности – таков, собственно, и человек. Если из него разом изъять ценности, то человек, конечно же, обрушится или сойдет с ума. Поскольку он этого не хочет, то неизбежен бунт. Именно поэтому ценности принято подменять исподволь, потихоньку, а также избавляться от них с помощью «покаяний» в стиле Познера и специальной идентификации.

«Откажись от себя, — говорят современные учителя. – Откажись совсем и мы дадим тебе конфетку!»

 

Мёртвое и живое
Мёртвое и живое

Мне показалось: мир –

Одно лишь эхо,

А человек – какой-то всхлип…

                                      (Хименес)

 Скульптуры из дерьма

Мёртвое и живое
Мёртвое и живое

Апогеем нашей теперешней жизни и, видимо, ее циничным символом стали скульптуры из дерьма, которые начали устанавливаться с недавнего времени. Что ж, и на это полезно  посмотреть… Хотя бы для того, чтобы осознать,  в чем живешь…

 Живой смысл – закон красоты

В отличие от распадающегося уродства, красота – это всё связывающая энергия любви. Это божественный узел, единение множества в одно. Но не на основе силы, а на основе смысла, симпатии и притягательности.

Это симфония, в которой каждый поет собственную песню, но в той же тональности и в том же стиле, в каком поют все другие, соблюдая необходимые законы гармонии. В общей симфонии каждый поет, вплетая свою песню в общую гармонию.

Полифонические произведения И.С.Баха, где несколько голосов ведут самостоятельные мелодии, которые, тем не менее, сочетаются в прекрасное целое, дают яркий пример очевидной, осмысленной красоты.

Гармония – единственный закон красоты. Других законов у нее нет. А любовь – это, все связывающая, сила гармонии.

Красота – это высшее единение в Боге, но оно становится достижимым только в том случае, когда индивидуальность практически, на уровне чувств осознает необходимость такого единения. То есть, поднимется на такой высокий уровень развития, когда появляется чёткая осознанность, что…

собственная песня обретает наибольшую ценность только в том случае, когда она, поддерживая всю симфонию, становится шедевром.

Мёртвое и живое
Мёртвое и живое

Живой лидер

Лидер – это человек, носящий в себе идею порядка и гармонии.

Его особый талант заключается в способности к организации как самого себя, так и окружающего пространства. Лидер, упорядочивающий и гармонично структурирующий ткань мира, становится настоящим лидером только в том случае, если он отказывается от личной жизни и приносит себя в жертву ВСЕОБЩЕМУ. Тогда он становится настоящим Вождем, а для своего народа – Богом.

Вождём и Богом для народа делается лидер, который выстраивает новый мир на основе живой идеи, способной в будущем прорасти и принести хорошие плоды. С глубокой древности люди знали, что сеять в почву мёртвое или травленое семя бесполезно. И потому отношение к семенам смысла в сердцах людей должно быть особенно трепетным.

P.S. Сегодня понятие лидерства окончательно скомпрометировано и приняло двусмысленный вид. Впрочем, как и всё другое в наше время.

Мёртвое и живое
Мёртвое и живое

Носители живого смысла

Бог – это смысл народа, способствующий его развитию и жизнеспособности.

Смысл – это живой Бог, которого каждый народ носит в себе.

Смысл приносит лидер, становящийся тем самым, глашатаем Бога, и наделяет им своих последователей, которые разносят его по всему свету.

Иисус, говоря об этом, называл смысл «солью» и говорил ученикам, носителям его смысла: «Вы – соль земли. Если не вы, то кто посолит землю?»

 «Вы — соль земли. Если же соль потеряет силу, то чем сделаешь её соленою? Она уже ни к чему негодна, как разве выбросить её вон на попрание людям. Вы — свет мира. Не может укрыться город, стоящий на верху горы. И, зажегши свечу, не ставят её под сосудом, но на подсвечнике, и светит всем в доме. Так да светит свет ваш пред людьми, чтобы они видели ваши добрые дела и прославляли Отца вашего Небесного». (Мф. 5,13-16)

Мёртвое и живое
Мёртвое и живое

Живой смысл – основа объединения

Как можно объединить людей – ведь они такие разные? Нельзя заставить другого человека видеть мир так, как видишь его ты.

Математик видит мир, как математическую формулу. Для музыканта мир – это музыка. Для поэта – стихи. Для менеджера – товар. А для большинства – просто колбаса.

Сент-Экзюпери говорил, что зажечь и объединить народ может только способность лидера раскрыть перед многими глазами перспективу развития – ту самую золотую дорогу, уходящую в будущее, которую можно полюбить. И тогда многие согласятся пойти по ней, несмотря ни на какие трудности.

И многие — те, которые прежде молились на колбасу, отдадут за этот свет свою жизнь. Тогда, в предвкушении  будущего в людях снова появится любовь и будут рождаться счастливые дети. Собственно, это и называется жизнью.

Мёртвое и живое
Мёртвое и живое

 

[1] Ж.Бодрийяр. Обмен и смерть

© Copyright: Елена Де-Бовэ, 2017
Свидетельство о публикации №217031000365

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *