Ускорение: «Остановите землю – я сойду!»

Ускорение

Ускорение всех социальных процессов, протекающих в обществе, влечет за собой быстрое движение вещей вокруг человека – быструю смену декораций и символов, инструкций и законов, правил и представлений. Ускорение – это не просто СЛОВО. Это глобальный процесс, изменяющий  внешний мир и внутреннюю суть человека, делая его жизнь скоротечной и бессмысленной. Главное, чем особенно опасно для человека ускорение – это накопление в процессе ускоренной жизни НЕРАЗРЕШЕННЫХ, НЕ ДОВЕДЕННЫХ ДО ЛОГИЧЕСКОГО КОНЦА СИТУАЦИЙ И ПОСТОЯННОЕ ТРЕВОЖНОЕ ОЖИДАНИЕ  ВТОРЖЕНИЯ В ЖИЗНЬ НЕИЗВЕСТНОГО. Что же представляет собой ускорение? Это не что иное, как информационный вирус, именуемый «социальной протогерией».

 

 

Ускоренный темп

превращает похоронный марш

в весёлое треньканье…»

Э.Тоффлер. Футурошок

 

Ускорение всех социальных процессов, протекающих в обществе, влечет за собой быстрое движение вещей вокруг человека – быструю смену декораций и символов, инструкций и законов, правил и представлений. Ускорение – это не просто СЛОВО. Это глобальный процесс, изменяющий  внешний мир и внутреннюю суть человека, делая его жизнь скоротечной и бессмысленной. Главное, чем особенно опасно для человека ускорение – это накопление в процессе ускоренной жизни НЕРАЗРЕШЕННЫХ, НЕ ДОВЕДЕННЫХ ДО ЛОГИЧЕСКОГО КОНЦА СИТУАЦИЙ И ПОСТОЯННОЕ ТРЕВОЖНОЕ ОЖИДАНИЕ  ВТОРЖЕНИЯ В ЖИЗНЬ НЕИЗВЕСТНОГО.

 Человечество словно изъяли из теплого, привычного и уютного дома и поместили возле своих чемоданов в «не-место» — в то самое пространство, которое немецкий философ З.Бауман  определил как непригодное для жизни. Человека посадили в зал ожидания, где он и пребывает в прострации с тех самых незабвенных восьмидесятых годов двадцатого века, когда процесс УСКОРЕНИЯ был запущен последним секретарем компартии  М.Горбачевым.[1] В то время советские люди не заметили этой «мины», подложенной под общество, а это, действительно, была «мина». «Мина» с, запечатлённым в ней, страшным вирусом, именуемым «социальной протогерией».

СЕГОДНЯ ЧЕЛОВЕК, ДЛЯ ТОГО, ЧТОБЫ ВЫЖИТЬ, НЕ МОЖЕТ ДОТОШНО ВНИКАТЬ В КАЖДУЮ СИТУАЦИЮ и долго размышлять над ней – он должен просто фиксировать течение «бытия», воспринимая его всё более крупными единицами — блоками. При этом, он вынужден подниматься над существенными «мелочами» жизни – над чувствами, поступками, судьбами своих близких и друзей, и даже над собственной судьбой.

Ускорение

Со временем блоки будут укрупняться. Их количество вырастет до критического размера. Для их восприятия потребуются дополнительные ресурсы – допинги… Но силы человека не беспредельны и наступит время, когда информационные блоки – абсолютно пустые и, не имеющие никакой ценности, задавят сознание человека и станут его могилой. Могилой неизвестного поглотителя информации…

Ускорение, навязанное всему миру американцами, благодаря использованию ими новых технологий – оказался глобальным вирусом, запрограммированным на уничтожение цивилизации.

Этот вирус, вызывающий изменение скорости всех процессов, и, доводящий ускорение до абсурда, напоминает редкую генетическую болезнь ПРОТОГЕРИЮ. Человек, страдающий этим заболеванием, проживает свою жизнь очень быстро. Обычно он умирает в 10-11 лет. Все процессы в его организме протекают стремительно. За 10-11 лет человек проживает спрессованную 90-летнюю жизнь и умирает глубоким стариком.

Наше общество сегодня искажено вирусом «протогерии». Поэтому так велика смертность. Поэтому так изменилось всё вокруг. Вернее, СНАЧАЛА ВСЁ ИЗМЕНИЛОСЬ – изменились декорации жизни, а вслед за этим изменился сам человек. «Бытие определяет сознание» — сказал  К.Маркс  об этом феномене. Кристофер Райт из Института Изучения науки и Человеческих проблем, подтвердил его мысль, заявив:

«Если окружающие вещи начинают изменяться, то скоро наступят перемены и внутри».

Стало быть, перемены, повлекшие за собой ускорение всех процессов, были инициированы сверху – это был искусственный процесс, запрограммировавший людей на самоуничтожение.

Сегодня людям некогда жить и любить. Им некогда воспитывать детей, заниматься самообразованием, творчеством и решать свои личные проблемы. Из-за бешеной скорости, с какой человек должен проживать свою жизнь, все отношения огрубели и опростились до пещерного примитива. Это происходит потому, что все силы человека направлены сегодня на приспособление к, постоянно меняющимся, законам и условиям жизни.

Процесс адаптации к жизни задавил саму жизнь. Он стал отнимать много сил и сделал людей «ветреными». Ветер перемен буквально носит по жизни этих раздраженных людей, делая все их отношения странными и призрачными. Им некогда заниматься собственной судьбой и потому они идут со своими бедами к психологам – этим современным «духовникам», — и там, на кушетке, выкладывают им всю подноготную.

И.Босх. Ускорение
И.Босх

Психолог выслушивает исповедь «ускоренного», пораженного немочью и «протогерией» человека, и понимает, ЧТО НИЧЕМ НЕ МОЖЕТ ЕМУ ПОМОЧЬ, потому что единственная причина его невроза – это социальное ускорение. Но психолог ничего не говорит об этом пациенту. Он выписывает ему лекарство и на время успокаивает вечного странника, искаженного скоростью искусственной беговой дорожки – этого конвейера, который чья-то шкодливая рука с каждым днем ускоряет всё больше.

В результате навязчиво повторяющейся стрессовой ситуации, преступление и убийство превратилось в эффективный инструмент естественного и быстрого разрешения патовой ситуации. В «разы» увеличилось число немотивированных преступлений  в бизнесе, политике, на дорогах, на дачных участках и в квартирах. В обществе укоренились слоганы: «Нет тела – нет дела» и «Ничего личного – только бизнес».

Ускорение подвело человечество к парадоксальной ситуации, когда им, для того, чтобы выжить, надо либо добровольно уничтожить себя (что часто и происходит), либо уничтожить конкурента. Но никому из этих убийц и самоубийц даже в голову не приходит обвинить в произошедшем процесс убыстрения жизни и ту руку, которая намеренно дергает за рычаги ускорения, поддавая газу.

Жизнь стала напоминать абсурдное Зазеркалье из сказки Льюиса Кэрролла, где мир –  игра, где для того, чтобы остаться в настоящем, нужно бежать изо всех сил, и где смертельные раны воспринимаются как нечто быстро-само-залечивающееся – залечивающееся смертью:

Ускорение

— По-моему, Зазеркалье страшно похоже на шахматную доску, — пробормотала Алиса. – Только фигур почему-то не видно… Наверное, здесь любят играть  в шахматы! Весь этот мир – сплошные шахматы (если только, конечно, это можно назвать миром). Это одна большая-пребольшая партия…

 Ускорение

Тут Королева схватила Алису за руку и они бросились бежать. Позже, когда Алиса размышляла об этом дне, она никак не могла понять, как это случилось? Она только помнила, что они бежали, сцепившись за руки, и Королева  неслась вперед с такой скоростью, что Алиса едва за ней поспевала. При этом, Королева истошно орала – «Быстрее! Быстрее!»

 АЛИСА ЧУВСТВОВАЛА, ЧТО БЕЖАТЬ БЫСТРЕЕ ОНА НЕ МОГЛА. НО И СКАЗАТЬ ОБ ЭТОМ ОНА НЕ МОГЛА, ПОТОМУ ЧТО ЗАДЫХАЛАСЬ.

Самое удивительное было то, что деревья, рассаженные по бокам, не бежали, как следовало ожидать, им навстречу. Как ни стремительно неслись вперед Алиса и Королева, они не оставляли их позади.

 Королева, видно, прочла ее мысли.

 — Быстрее! Быстрее давай! – закричала она. – Не разговаривай!

 И тянула ее за руку.

 — Далеко еще? – с трудом выговорила Алиса.

— Не ЕЩЁ, а УЖЕ! – ответила Королева. – Мы пробежали мимо 10 минут назад! Быстрее!

 И снова они неслись со всех ног так, что только ветер свистел у Алисы в ушах. Того и гляди сорвет с головы все волосы, — подумалось Алисе.

 — А ну давай! – кричала Королева. – Еще быстрее!

 И они помчались так быстро, что, казалось, скользили по воздуху, вовсе не касаясь ногами земли до тех пор, пока, наконец, Алиса, совсем уже выбившись из сил, не остановилась внезапно. И тут же она, задыхаясь, увидела, что сидит под деревом на земле.

 Королева любезно прислонила ее к стволу и ласково сказала:

 — А теперь можешь немного отдохнуть!

 Алиса в изумлении оглянулась.

 — Что это? – спросила она. – Мы так и остались под этим деревом? Неужели мы ни на шаг не стронулись с места?

— Ну, конечно, нет, — ответила Королева. – А чего иного ты хотела?

— У НАС, — сказала Алиса, с трудом переводя дух, — когда долго бежишь со всех ног, непременно попадаешь в другое место.

— КАКАЯ МЕДЛИТЕЛЬНАЯ СТРАНА, — значительно произнесла Королева. – Ну а ЗДЕСЬ, знаешь ли, ПРИХОДИТСЯ БЕЖАТЬ СО ВСЕХ НОГ, ЧТОБЫ ОСТАТЬСЯ НА ТОМ ЖЕ МЕСТЕ. Ну, а, если хочешь попасть в другое место, то тогда нужно бежать, по меньшей мере, вдвое быстрее!

Сегодняшняя повседневная жизнь, со вшитыми в нее, кэрролловскими парадоксами стала удивительно напоминать сказочное Зазеркалье. Перечисляя их, уже можно начать загибать пальцы.

Во-первых, это НАКАЗАНИЕ, ПРЕДШЕСТВУЮЩЕЕ ПРЕСТУПЛЕНИЮ (как это было в случае в кэрролловским гонцом, посаженным в темницу перед тем, как он совершил преступление, что, конечно же, в конце концов, спровоцировало настоящее преступление, поскольку, в естественной жизни, оскорбление всегда влечет за собой месть).

Во-вторых, это ОГОЛТЕЛОЕ ФИЛОСОФСТВОВАНИЕ ДЕСТРУКТИВИСТОВ-РАЗРУШИТЕЛЕЙ в стиле Шалтая-Болтая (утверждавшего, что слова принадлежат тому, кто является хозяином жизни).

В-третьих, это СУМАСШЕДШАЯ ГЛАМУРНАЯ, КУЛЬТУРНАЯ И ПОЛИТИЧЕСКАЯ ХМАРЬ, костенеющая вот уже 30 лет за столом, где происходит «безумное чаепитие»  одних и тех же лиц — Свинки, Шляпника и очумевшего Кролика.

В-четвертых, это ОДНОРАЗОВЫЕ ТОВАРЫ из странной кэрроловской лавки, которые будто и есть, но не даются в руки, обладая странным свойством «текучести» и ненадежности.

В-пятых, это БЕССМЫСЛЕННЫЕ ГОРЯЧИЕ И ХОЛОДНЫЕ ТЕРРОРИСТИЧЕСКИЕ ВОЙНЫ «просто сил», которые кто-то сталкивает лбами, делая эти поединки, похожими на потешные бои Тру-ля-ля и Тра-ля-ля.

В-шестых, это СТРАННЫЕ ПОЛИТИЧЕСКИЕ ЛИДЕРЫ, поразительно напоминающие Белого Рыцаря, который, вроде бы, вооружен, но шатается в седле и при каждом движении падает то вперед, то назад, в результате чего не может сдвинуться с места.

А чему тут удивляться? Ведь это поветрие пришло к нам с Запада, а там сказку Кэрролла с давних пор и дотошно изучают во всех школах. Она даже входит в тестовые задания на экзаменах.

К слову сказать, английский философ и писатель  Г.К. Честертон, ещё во втором десятилетии 20 века предупреждал политических реформаторов о том, насколько опасно экспериментировать с перевернутыми мирами и, особенно, преподавать эти искусственными миры детям в школе, рассказывая о них так, словно они существуют в действительности.

«… Я с ужасом думаю о том, — отмечал  Г.К. Честертон, — что         произведения Льюиса Кэрролла вошли сейчас в систему нашего         образования, что в нынешние либеральные времена означает        ОБЯЗАТЕЛЬНОЕ образование».

«Бедная, бедная Алиса! сокрушался писатель. — Мало того, что   ее поймали и заставили учить уроки; её еще заставляют поучать   других. Алиса теперь не только школьница, но и классная         наставница. Каникулы кончились… Экзаменационных билетов   видимо-невидимо, а в них вопросы такого рода:

1)  Что такое «хрюкотать», «пыряться», «зелюки», «кисельный колодец», «блаженный суп»?

2)  Назовите все ходы шахматной партии в «Зазеркалье» и отметьте их на     диаграмме.

3)  Охарактеризуйте практические меры по борьбе с меловыми щеками,       предложенные Белым Рыцарем.

4)  Проанализируйте различия между Труляля и Траляля». 

Это – пример экзаменационных тестов в английской школе в 20-30 годы.       Таково было английское образование до Второй Мировой Войны. А каково оно сегодня, когда парадокс и нонсенс окончательно заменили место обычного здравого смысла? Можно себе представить…

Нонсенс стал законом. Его превратили в норму жизни. Норму    же, вместе с её здравым смыслом просто похоронили.

 «Нонсенсу» было позволено стать застывшим и хладным, как классическое надгробие, – говорил Г.К. Честертон. — Его пародируют…  Людям кажется, что они могут перевернуть то, что не имеет никакого иного смысла, кроме именно этой перевернутости, обратив её в образы   бытовой комедии и обыденного фарса».

И снова, в который раз вспоминаются мне слова Достоевского – «Уж      как скажут тебе, что от обезьяны произошел, — так уж, делать нечего,      принимай!»  Уж как крикнули «беги» — надо бежать.

Но уже сегодня главные вопросы заключается не в «бежать», не в «исполнять приказы», а в ВЫЯСНЕНИИ — КУДА БЕЖАТЬ? КТО СЕЕТ ПАНИКУ И ВЫКРИКИВАЕТ ПУСТЫЕ ПРИЗЫВЫ? КТО УСКОРЯЕТ ЖИЗНЬ ТАК, ЧТОБЫ ЛЮДИ НЕ УСПЕВАЛИ ДУМАТЬ И ЗАДАВАТЬСЯ РЕЗОННЫМИ ВОПРОСАМИ?

«Ускорение перемен, — отмечал Э.Тоффлер в работе «Футурошок», — является психологической силой. Повышение темпов перемен в окружающем нас мире, нарушает наше внутреннее равновесие, переделывает наш образ жизни, хотя этот факт почти полностью игнорируется психологами. Внешнее ускорение превратилось во внутреннее».[2]

Но, между прочим, добавил он – ускоренная жизнь многим кажется веселой, «прикольной», и занимательной  из-за постоянно меняющейся панорамы, проносящейся за окном, а также из-за смешного «музла» непонятного происхождения.

Но кто знает о том, что «прикольная музычка», сопровождающая жизнь современного человека — это не что иное, как канализационный звук, возникающий при спускании жизни в унитаз. Сути это не меняет, а только камуфлирует тот факт, что «ускоренный темп превращает похоронный марш в весёлое треньканье».

 

[1] «Не-место» — терминология З.Баумана, означающее пространство, непригодное для жизни.

[2] Э.Тоффлер. Футурошок.

© Все права защищены

_____________________________________

Другие материалы сайта:

Русофобия

Белое движение. Комплекс побежденного

Метапрограммирование и его истоки

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *